Не Карфаген, но должен быть разрушен

Военный городок в Ташкенте снесут — несмотря на историческую ценность и протесты жителей
Уже разрушенные застройщиком дома. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

В Административном суде Чиланзарского района Ташкента 20 ноября завершился процесс по иску жителей бывшего военного городка, расположенного на улице Паркент-2, к Ташкентскому городскому хокимияту (администрации). Их требованием была отмена двух решений прежнего и нынешнего хокимов о сносе их микрорайона. Суд вынес решение: заявление истцов оставить без удовлетворения. Хотя, по заключению международных экспертов, девять одно- и двухэтажных домов городка представляют собой архитектурное, историческое и культурное наследие Узбекистана. Подробности — в материале «Ферганы».

Так называемый военный городок, изначально построенный для семей офицеров Ташкентского военного училища Российской армии (ныне — Академия Вооруженных сил Узбекистана), имеет чуть ли не большую ценность для сохранения исторической архитектуры столицы, чем знаменитый дом №45. Спасенный ташкентцами в мае текущего года от сноса, впоследствии он был внесен в Государственный кадастр объектов материального культурного наследия. Дело в том, что этот дом был построен в 1927 году, а бывший военный городок — в период с 1890 по 1903 год, то есть представляет собой яркий образец колониальной архитектуры.

Вид военного городка. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Поначалу все девять домов городка были одноэтажные. В 1935-1940 гг. некоторым домам надстроили вторые этажи, и квартиры там стали коммунальными. В советский период в этом массиве, как и в дореволюционное время, проживали преимущественно семьи офицеров.

В 2000 году дома были сняты с баланса Коммунально-эксплуатационной части Министерства обороны, поскольку на тот момент квартиры в них уже были приватизированы либо выкуплены. В настоящее время все девять домов (64 квартиры) не относятся ни к каким Товариществам частных собственников жилья (ТЧСЖ), жители каждой квартиры самостоятельно их обслуживают, уплачивая при этом налог на землю.

На сегодняшний день большинство жителей военного городка, проживавших в коммунальных квартирах вторых этажей, уже съехали, но здесь по-прежнему живут 15 семей. На каких условиях люди согласились на переезд, неизвестно, но очевидно, что, получив взамен коммуналок отдельные квартиры, пусть даже не в центре города, они вряд ли остались недовольными.

Те же, кто остался в городке, не соглашаются на снос их добротных жилищ из прочного «николаевского» кирпича, поскольку застройщик предлагает им неравноценную компенсацию: из центра они должны переехать в квартиры на городских окраинах.

«Ни одного кирпича не тронут!»

История сноса военного городка началась в декабре 2017 года, когда на улице Паркент-2 без всякого предварительного уведомления появилась техника и начала крушить дворовые постройки.

«Мы обратились в хокимият нашего Мирзо-Улугбекского района, там нам сказали: хотите через суд — пожалуйста. И уже на следующий день всем нам принесли повестки в Мирзо-Улугбекский суд по гражданским делам, который очень быстро вынес решение — снести, — рассказывает одна из жительниц военного городка Лолита Мелихова. — Сносы продолжились».

«Как могли, мы пытались отстоять наши дворы, — добавляет еще одна жительница Елена Дивеева. — Пока мы были дома, нас не трогали, но стоило кому-то отъехать, сразу у его дома появлялись экскаваторы, и сносы дворовых построек возобновлялись. Многим выкорчевали деревья, виноградники, снесли капитальные заборы, пристройки с кухнями, ванными и туалетами — так, что оголились внутренности квартир, кто хочет — заходи. И это все зимой!»

И вот 23 марта 2018 года появилось решение №463 тогдашнего хокима города Рахмонбека Усманова. В нем говорилось: «В целях обеспечения исполнения протокола Кабинета министров «О проведении строительных работ и благоустройства в г. Ташкенте» за № 01-05/121-1 от 21 февраля 2018 г (…) Обществу с ограниченной ответственностью (ООО) Aliakbar stroy servis выделить в постоянное пользование земельный участок 1,6 гектара с условием сноса за свой счет имеющихся жилых зданий (…) и покрытия в установленном порядке причиненного ущерба, а также строительства многоэтажных жилых зданий (…) по себестоимости для сотрудников Министерства обороны, в остальной части по договорным ценам. ООО Aliakbar stroy servis подать заявку в Управление земельных ресурсов и государственного кадастра города Ташкента для регистрации выделенного земельного участка».

Почему, на каком основании хокимият решил выделить землю «военного городка» именно ООО Aliakbar stroy servis, непонятно. Зарегистрировано оно в квартире типового 9-этажного дома на ташкентском массиве Сергели-7 — вот все, что известно об этой компании.

«Об этом решении, равно как и о предыдущем, мы ничего не знали, — продолжает Мелихова, — но в августе 2018 года в нашем городке появляется некто Санджар и заявляет, что здесь будет снос. Я спрашиваю: уведомление о сносе есть? Нет — отвечает. Я говорю — разговор окончен. Мы развернулись и ушли. На этом тогда все и закончилось. 18 февраля этого года приходит застройщик, приводит мардикоров (поденных рабочих), которые начинают снос одной из квартир в нашем доме. Я спросила у их застройщика, где документы на снос, — ничего не показывает, говорит лишь, что, мол, я купил эту квартиру, я и сношу. Мы вызвали милицию и кое-как отбились. Кстати, именно от милиции мы и узнали о решении уже нынешнего хокима Джахонгира Артыкходжаева — №116 от 4 февраля 2019 года».

В этом решении, в частности, говорится о том, что на основании протокола №726 выездного заседания Кабинета министров территория бывшего военного городка выделяется под строительство парка военных (боевых) машин для Академии вооруженных сил, а ООО Aliakbar Stroy Servis получает равнозначный участок в 1,56 га по ул. Паркент-21. И это притом, что буквально в ста метрах от военного городка уже существует парк военных машин.

То есть за ООО Aliakbar Stroy Servis по-прежнему остается обязательство снести военный городок и компенсировать ущерб жителям согласно действующему законодательству, но вместо этой территории ему будет выделена уже другая — на улице Паркент-21.

Реклама застройщика. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Как было сказано выше, оба решения хокимов Ташкента ссылаются на протоколы Кабинета министров. Жители военного городка через своего адвоката обратились в Кабмин с просьбой предоставить им копии данных протоколов. Однако вскоре из секретариата по вопросам комплексного развития территорий, коммуникаций и оборонной промышленности этого ведомства получили ответ: «Рассмотрев ваше обращение, сообщаем, что протоколов с указанной в вашем обращении датой в Кабинете министров не имеется».

«Мы стали писать — в прокуратуру района, города, в Генпрокуратуру, в городской хокимият — все было бесполезно», — говорит жительница городка Нигора Гулямова.

13 июля военный городок посетил хоким города Джахонгир Артыкходжаев. В своей беседе с представителем компании-застройщика он спросил, в каком объеме в будущем он планирует возместить стоимость снесенных домов, тот ответил — по 500 долларов за квадратный метр. На что хоким сказал, что этого мало, в данном центральном микрорайоне города стоимость квадратного метра не может быть меньше тысячи долларов. А жильцам пообещал, что, пока они не будут удовлетворены компенсацией, «ни одного кирпича не тронут».

В октябре жители военного городка обратились с иском к городскому хокимияту в Административный суд Чиланзарского района с просьбой признать недействительными оба его решения. На первом же заседании 10 октября истцы вышли с ходатайством о приостановлении этих решений, и оно было удовлетворено.

Невзирая на этот факт, 3 ноября представитель ООО Aliakbar Stroy Servis вновь привел мардикоров, которые начали разбирать один из домов. При этом, по словам местных жителей, воспрепятствовавших действиям рабочих, застройщик заявил им о том, что был не в курсе решения суда.

Прения сторон

11 и 14 ноября в Чиланзарском административном суде прошли прения сторон. Юрист городского хокимията А.Аскаров в своей речи, в частности, зачитал:

«Участие ООО Aliakbar stroy servis было утверждено протоколом собрания Кабинета министров республики Узбекистан от 21 февраля 2018 года за номером 01-05/121-1. Пунктом 21 данного протокола был выделен участок размером 1,6 га. На основании утверждений протокола было вынесено решение хокима города за номером 463.

Протоколом Кабинета министров от 29 июня 2018 года за номером 726 [также] был выделен участок размером 1,6 га. На основании утверждений протокола было вынесено решение хокима за номером 116.

Истцам было объяснено, что, согласно внесенным 1 августа 2018 года изменениям в постановление Кабинета министров от 28 августа 2008 года за номером 189, была создана Комиссия по изучению практики предоставления земельных участков в городе Ташкенте. Эта комиссия в 10-дневный срок рассматривает предложения и составляет об этом протокол. Протокол заседания комиссии подписывается секретарем и утверждается председателем комиссии, а затем направляется хокиму города Ташкента.

Протестная группа жителей. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Согласно Положению о порядке возмещения убытков гражданам и юридическим лицам в связи с изъятием земельных участков для государственных и общественных нужд «в случае сноса находящихся в собственности граждан жилых домов (квартир) в связи с изъятием земельных участков для государственных или общественных нужд указанным гражданам, членам их семей, а также гражданам, постоянно проживающим в этих домах (квартирах), по их желанию предоставляется земельный участок для индивидуального жилищного строительства в пределах установленной нормы. При этом предоставляется временное жилье на условиях договора найма на период освоения земельного участка сроком до двух лет с возмещением в полном объеме стоимости сносимых жилых домов (квартир), строений, сооружений и насаждений».

На основании заявления хокима города Ташкента просим отказать в удовлетворении иска граждан (дальше следовало перечисление имен и фамилий истцов)». (Здесь и далее — курсив наш. — Прим. «Ферганы»).

В свою очередь адвокат истцов Тимур Бабаджанов поделился с судом своим видением ситуации. В частности, в его заявлении говорилось:

«Хочу обратить внимание суда на то обстоятельство, что предоставление земельных участков в городе Ташкенте осуществляется в установленном порядке хокимиятом города Ташкента исключительно на основании решения Комиссии по изучению практики предоставления земельных участков в городе Ташкенте, которое ни в оригинале, ни в копии в ходе судебного разбирательства стороной ответчика предоставлено не было.

(…) Необходимо отметить, что решение хокима №116 от 4.02.2019 года противоречит ранее принятому решению хокима города Ташкента №463 от 23.03.2018 года, так как в решении №463 речь идет о строительстве многоэтажных жилых домов, а в №116 — о парке боевых машин, то есть для государственных нужд.

Согласно Положению «О порядке возмещения убытков гражданам и юридическим лицам в связи с изъятием земельных участков для государственных и общественных нужд», утвержденного Постановлением Кабинета министров от 29.05.2006 г. №97, установлено, что предоставление собственнику компенсации осуществляется за счет бюджетных средств хокимията либо созданного соответствующего фонда при Кабинете министров Республики Узбекистан. Однако в данном случае предоставление компенсации возложено на коммерческую организацию — ООО Aliakbar stroy servis.

(…) Согласно пункту 1 утвержденного Постановлением Кабинета министров РУз от 30.06.2018 г. N 493 Положения «О порядке предоставления земельных участков посредством электронного аукциона в постоянное пользование для осуществления предпринимательской и градостроительной деятельности» предоставление земельных участков для осуществления предпринимательской и градостроительной деятельности производится исключительно посредством электронного аукциона, которого, как видно из материалов дела, в нарушение данной нормы законодательства, проведено не было».

Адвокат истцов заявил, что хокимият Ташкента нарушил установленные законом правила возмещения ущерба и правила предоставления земли и предоставил ООО Aliakbar stroy servis участок 1,56 га фактически взамен того, что компенсация собственникам будет выплачена коммерческой фирмой.

Разрушенный частный дом с бассейном. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Адвокат подчеркнул, что в суд не были предоставлены подтверждения, что изъятие земельных участков было согласовано с собственниками жилых домов. Так же не показали в суде и утвержденный генеральный план, а также проекты детальной планировки и застройки жилых районов и микрорайонов населенных пунктов.

20 ноября перед вынесением своего решения судья А.Мухиддинов зачитал резюме итоговой речи не явившегося в суд прокурора Ж.Журахонова: «Заявление истцов оставить без удовлетворения». А после вынесения своего решения, повторившего слово в слово вердикт прокурора, судья добавил определение: «Отменить приостановление решения городского хокимията о сносе военного городка».

То есть, начиная с этого момента, застройщик в лице ООО Aliakbar stroy servis вновь может приступить к сносу.

По словам адвоката жителей военного городка Тимура Бабаджанова, теперь они намерены подать апелляцию в Ташкентский городской суд по административным делам.

«Чрезвычайно редкий и потому особо ценный»

По поводу возможного сноса бывшего военного городка в начале ноября выступили несколько западных экспертов. В частности, историк искусства и архитектуры, ассоциированный исследователь Монреальского университета, президент международной обсерватории Alerte Héritage Борис Чухович считает, что архитектурная и историческая ценность этого архитектурного ансамбля должна исключить снос данных домов, а в перспективе — стать основанием для их включения в список охраняемых государством памятников.

«Хотя военный городок не стал объектом полевых исследований памятников архитектуры Ташкента, которые вели специалисты УзНИиПИ реставрации в 1980-е годы, работавшие над более близкими к центру города районами, а также не упоминался в более поздних публикациях историков архитектуры, есть все основания утверждать, что в своей типологической основе он сходен с теми памятниками туркестанской архитектуры, которые были описаны докторами архитектуры В.А.Нильсеном и М.А.Юсуповой в их статьях и книгах, посвященных архитектуре Туркестана конца XIX — начала ХХ века.

Старинная дверь в военном городке. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Среди построек военного ведомства были административные, культовые, социальные и фортификационные объекты, большая часть которых не дошла до настоящего времени. Что же касается жилой застройки, данный объект, дошедший до наших дней в виде целостного жилого поселения, характерного для конца XIX века, является чрезвычайно редким и потому особо ценным примером. При взгляде на план Ташкента 1890 года назначение и функции военного городка становятся отчетливо ясными: построенный за городской чертой, он должен был оставаться лагерем с высокой степенью мобильности расквартированного здесь личного состава. Однако стремительная урбанизация быстро включила его в черту растущего города, и поселение лагерного типа трансформировалось в удобный жилищный комплекс, чей военный генезис прослеживался лишь в соседстве с построенным позже военным училищем.

Данные связи, в которых зафиксированы важные исторические процессы становления столицы Узбекистана, не должны исчезнуть бесследно. Более того, учитывая новые тенденции в охране памятников Узбекистана, симптоматическим индикатором которых стала начавшаяся реставрация в качестве государственного памятника исторической часовни, посвященной российским воинам, сохранение военного городка представляется логичным в трассировке исторически значимого для истории Ташкента периода развития города.

Архитектура жилых строений не отмечена фасадной декоративностью. При этом дома отличаются толщиной несущих стен и высотой потолков жилых помещений, а также изящно разработанными деталями дверей, несущих отпечаток стиля русского модерна конца XIX — начала ХХ века. Декоративные детали внутреннего убранства при всем эклектизме также характерны для этой эпохи, а в том, что касается ремесленного мастерства в изготовлении лепнины, керамических плиток, металлических замочных и других элементов, содержат образцы прикладных ремесел, исчезнувшие в других местах.

Наконец, важным индикатором исторической важности данного объекта являются его градостроительные качества. С момента публикации Венецианской хартии (1964) международное сообщество осознало, что целостно сохранившиеся кварталы XIX века несут в себе важную историческую память и не подлежат немотивированному сносу. На этом допущении построены многие конвенции ЮНЕСКО и ICOMOS, под которыми стоит подпись представителей Узбекистана. Если оценивать бывший военный городок сквозь призму данных международных документов, ценность комплекса представляется достаточной для принятия необходимых мер по его сохранению», — убежден Чухович.

«Свидетель истории Ташкента как гарнизонного поселения»

Специалист по сохранению культурного наследия, член немецкого Национального комитета Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест ICOMOS, старший научный сотрудник Университета Баухауса Йенс Йордан также считает, что бывший военный городок имеет множество достоинств:

«Историческое значение. Ансамбль является свидетельством истории города Ташкента как гарнизонного поселения с момента завоевания Средней Азии Российской империей в 1865 г.

Градостроительное значение. Ансамбль важен для изучения истории урбанизации Ташкента. Колониальная российская власть разработала планировку нового центра города к востоку от старого города: после первой сетчато-ортогональной городской планировки на втором этапе образовался полукруг с военными объектами, к которым следует отнести комплекс — дома офицеров, казармы, крепости, жилые комплексы и пр. Данный ансамбль домов офицеров является важной частью радиальной градостроительной концепции и истории региона.

Художественное значение. Архитектурные особенности фасадов как примеры регионального классицизма и качественное оформление внутреннего убранства позволяют оценить архитектурное значение домов. Сохранившиеся деревянные двери, высокие филенчатые потолки, высококачественные паркетные полы, а также богато украшенные изразцовые печи отражают ремесленные приемы XIX века.

Научное значение. На данных сооружениях есть возможность напрямую исследовать применявшиеся методы строительства и использовавшиеся стройматериалы. Здания построены в массивных конструкциях по европейскому образцу, сохранились до наших пор в очень хорошем состоянии. Массивные стены из обожженного «николаевского» кирпича отличаются высоким качеством, которое сегодня невозможно воспроизвести.

Исходя из исторического, градостроительного, научного и художественного значения, объект соответствует критериям закона «Об охране памятников Узбекистана». Поэтому их сохранение необходимо в законодательном порядке и в интересах широкой общественности».

На основании этих двух заключений экспертов две недели назад жители военного городка обратились в Министерство культуры с просьбой внести их дома в Государственный кадастр объектов материального культурного наследия. Однако на сегодняшний день никакого ответа из этого ведомства не последовало.

Фото Андрея Кудряшова / «Фергана»


  • Семья узбекистанского ученого Андрея Кубатина — обо всех мучениях, через которые ему пришлось пройти

  • Кто в Узбекистане возрождает почти забытое ремесло изготовления знаменитых нуратинских ковров

  • Новогодний декор знаменитого исторического памятника возмутил жителей Ташкента

  • Судьба ташкентского исторического дома №7 опять под вопросом — дело направлено на новое рассмотрение