Cotton Campaign сочла преждевременной отмену бойкота узбекского хлопка

Хлопковые поля возле Навои. Фото Андрея Кудряшова («Фергана»)

Международная правозащитная коалиция Cotton Campaign назвала преждевременной отмену бойкота узбекского хлопка. Отвечая на призыв Министерства занятости и трудовых отношений Узбекистана, в Cotton Campaign указали, что с принудительным трудом в республике еще покончено не в полной мере, а ограничения на свободу ассоциаций мешают активистам вести независимый мониторинг соблюдения прав хлопкоробов. Заявление опубликовано на сайте организации.

В нем говорится, что, несмотря на прогресс в искоренении принудительного труда, отменять запрет слишком рано. Снятие бойкота возможно только в случае «полного искоренения принудительного труда наряду с реформами гражданского общества, такими как регистрация НПО, занимающихся мониторингом прав трудящихся».

В коалиции сослались на выводы Международной организации труда о том, что во время сбора урожая хлопка в Узбекистане в 2019 году более 100 тыс. человек были привлечены к этой работе принудительно. «Учитывая политику нулевой терпимости брендов к принудительному труду, <...> необходимы дополнительные гарантии защиты работников», — говорится в ответе Cotton Campaign.

Пандемия коронавируса, которая «оказала разрушительное воздействие на швейную индустрию по всему миру, в том числе повлекла снижение производственных заказов, невыполнение обязательств по существующим контрактам и увольнения работников», представляет еще один один барьер для поиска поставщиков в Узбекистане, добавили в Cotton Campaign.

Старший вице-президент Американской ассоциации одежды и обуви (American Apparel and Footwear Association) Нейт Херман отметил, что видит «исторический прогресс» республики в борьбе с искоренением принудительного труда и с нетерпением ждет открытия рынка, но для этого необходимы «дополнительные гарантии» защиты рабочих.

Кампания по бойкоту была начата в 2006 году, Cotton Campaign организовала акцию Uzbek Cotton Pledge, к которой присоединились около 300 производителей одежды и ритейлеров, в том числе ее поддержали Amazon, Calvin Klein, Adidas и другие крупные бренды. С конца 2000-х годов узбекский хлопок не раз включался в официальные черные списки товаров, при производстве которых используется принудительный труд, так что страна продает хлопок и текстиль в основном на азиатских рынках.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев объявил войну принудительному труду, запретив мобилизовать студентов и госслужащих на сбор хлопка. Правительство Узбекистана рассчитывает увеличить экспорт текстиля до $3 млрд в 2020 году по сравнению с $2 млрд в 2019 году, но в случае снятия бойкота объемы экспорта могли бы удвоиться. По оценкам узбекистанского правительства, прекращение бойкота могло бы дать стране прибыль в миллиард долларов только в 2020 году.


Читайте также